Ярость Путина: Ультиматумы Кремля и его «друзей» обходятся России слишком дорого

На фото: президент России Владимир Путин и наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман (Фото:
Kremlin Pool/Global Look Press)

Сообщения о том, что президент России Владимир Путин и наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман кричали друг на друга во время телефонного разговора в начале марта — очередная чушь, заявил пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков.

Так он прокомментировал публикацию издания Middle East Eye, которое со ссылкой на саудовские источники написало, что телефонный разговор Путина и наследного принца в начале марта закончился ссорой. По данным издания, принц был агрессивен и выдвинул Путину ультиматум: если соглашение не будет достигнуто, Саудовская Аравия начнет ценовую войну.

В начале апреля источники Bloomberg также сообщали, что причиной затруднений в переговорах стал ультиматум, который Саудовская Аравия поставила России, требуя, чтобы та сократила добычу больше всех, убрав с рынка те 1,5 миллиона баррелей в сутки. Это и стало причиной для разногласий и развала сделки ОПЕК+ на переговорах в начале марта.

В результате этого цены на нефть на мировых рынках рухнули более чем вдвое и с тех пор продолжают обновлять многолетние минимумы. Кроме того, резко сократился спрос на топливо из-за замедления экономической активности по всему миру на фоне эпидемии коронавируса.

Напомним, новую сделку участники ОПЕК+ заключили 12 апреля, договорившись суммарно сократить добычу на 9,7 миллиона баррелей в сутки. Она вступит в силу с 1 мая и будет действовать два года.

Мы решили поинтересоваться у наших экспертов, действительно ли разговор Владимира Путина с саудовским принцем на повышенных тонах мог иметь место, и прав ли Песков или же просто «сглаживает углы»?

И насколько вообще важна роль личных отношений между лидерами России и Саудовской Аравии. Неужели ссора двух лидеров может вот так просто нанести столь серьезный удар по всей мировой экономике?

— Нет оснований в современное время сводить межгосударственные отношения к личностному фактору, излишне преувеличивая значение дружбы или вражды лидеров государств, — уверен политический аналитик Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия» Евгений Валяев.

— Если следовать подобной логике, то новая заключенная сделка между Саудовской Аравией и Россией в рамках ОПЕК+ должна говорить о том, что Владимир Путин снова сдружился с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бен Сальманом? Всё куда прозаичнее, но сложнее.

Российско-саудовские отношения исторически складывались сложно. В большинстве конфликтов на Ближнем Востоке Москва и Эль-Рияд занимали противоположные стороны. С 1938 по 1991 год между нашими странами и вовсе не было дипломатического общения, а Саудовская Аравия всегда поддерживала антикоммунистическую политику США на международной арене. Современная Россия начала выстраивать отношения с Эль-Риядом фактически с нуля. Особенно удачно это вышло как раз у Владимира Путина, который начал проводить встречи с руководством КСА на высшем уровне, но только в октябре 2017 года король Саудовской Аравии впервые посетил Россию. Если смотреть на российско-саудовские отношения как на график, то они скорее находятся на подъеме, хотя мартовское расторжение сделки ОПЕК+ и откатили эти отношения немного назад.

«СП»: — Мог ли быть между Путиным и бен Сальманом разговор на повышенных тонах?

— Это вполне возможно, так как стороны не пришли тогда к единой позиции. Можно предположить, что российская сторона ожидала от саудитов перед продлением сделки другой позиции — не такой радикальной по отношению к добыче Москвы. Причина неоправданных ожиданий вероятно кроется в атаке йеменских повстанцев-хуситов нефтяных объектов Королевства, произошедшей в сентябре 2019 года. Речь даже не о том, что Эль-Рияд считает, что Москва косвенно поддерживает проиранских повстанцев, а скорее в стремлении саудовцев вернуть свои объемы добычи. Также можно добавить сюда и то, что ранее испорченные отношения между саудитами и Трампом начали входить в более конструктивное русло. А при выборе между Москвой и Вашингтоном Эль-Рияд всегда поддержит старого и проверенного союзника.

«СП»: — И все же удалось быстро опомниться?

— Можно предполагать, что на столь быстрое окончание острой фазы нефтяного кризиса между Москвой и Эль-Рядом повлияла мировая пандемия коронавируса. Саудовцы понимают, что обнуление нефти в итоге негативно скажется на всём рынке энергоресурсов, а стремиться к такому результату им нет нужды. Заключенная новая сделка в рамках ОПЕК+ пока выглядит только первым шагом к урегулированию нефтяного кризиса. Чтобы вернуть цены на прежний уровень, необходимо сокращать объемы добычи еще больше. Мировая рецессия в экономике вероятно будет затяжной, а поэтому может вынуждать нефтедобывающие страны не снижать добычу.

«СП»: — Как дальше развивать отношения с Эр-Риядом? От чего отталкиваться?

— Российские комментаторы склонны преувеличивать кризис в отношениях между США и Саудовской Аравией, которым якобы должна воспользоваться Москва. России необходимо выстраивать такие отношения с саудитами, которые бы не зависели от конъюнктуры их отношений с Вашингтоном. Если странам удастся преодолеть нынешний сложнейший нефтяной кризис, то Москва и Эль-Ряд могут выйти на следующий уровень, когда телефонные разговоры лидеров государств будут проходить спокойнее, так как ожидания обоих сторон станут предсказуемыми.

При любом исходе ожидать крепкого союза между Москвой и Саудовской Аравией точно не стоит. По большинству проблем на Ближнем Востоке страны продолжат придерживаться противоположных позиций. Последние полтора месяца обе стороны продемонстрировали свой запас прочности, и из этого кризиса Москва вышла скорее в проигрышном положении — у России запас прочности оказался куда меньше: мы не способны вести затяжную нефтяную войну без рецессии собственной экономики. Это теперь понимает и Эль-Рияд, и Вашингтон — чем смогут воспользоваться в будущем при переговорах с Москвой.

— На самом деле нет доказательств того, что такой разговор между Путиным и саудовским принцем вообще был, — отмечает доктор политических наук, профессор МГУ Андрей Манойло.

— Издание Middle East Eye утверждает, что был, и они орали друг на друга, но при этом не приводит в качестве доказательства ни показания очевидцев, ни стенограмму или аудиозапись этого разговора, ссылаясь только на своих «секретных источников», как всегда, пожелавших остаться неизвестными. Поэтому верить этому «эксклюзиву» нельзя. Вот если у газетчиков есть запись разговора или его фрагмента, переданные саудовцами, вот тогда это другое дело. Тогда это уже не очередная статья про инопланетян, это — начало вполне себе серьезной информационной операции.

Что касается Пескова, то он совсем не «сглаживает углы» — он яростно отрицает все то, на что намекает Middle East Eye, что можно связать только с тем, что эта тема ему по не совсем понятным причинам остро неприятна, и он сильно нервничает (вместо того, чтобы хладнокровно поставить на место зарвавшихся газетчиков). Но эта его нервозность и склонность к эпитетам, опять-таки, еще не указывает ни на дым, ни на огонь, без которого, как говорят простые бедуины, дым не возможен.

«СП»: — У Путина вроде в последнее время складывались нормальные отношения с саудитами. Что пошло не так?

— Отношения были действительно близкие к идеальным. Более того, они были почти семейными — теплыми, неформальными. И именно с тем самым бен Сальманом, с которым, по словам газетчиков, у Путина был разговор. Это был результат великолепной работы управления внешней политики АП на арабском направлении, подружившего всех шейхов и эмиров с Кремлем. Что в этих отношениях вдруг пошло не так — неизвестно. Можно лишь предположить, что «семейные отношения» дома Саудов с Кремлем были такими ровно до тех пор, пока саудовцам это было нужно и выгодно. Как только появились разногласия — отношения сразу же кардинально изменились. Неслучайно на Востоке бытует поговорка о том, что «араба нельзя купить; но его можно взять в длительную аренду». Видимо, срок «аренды» в наших отношениях закончился.

«СП»: — Конфликт назревал давно? Или вот вдруг внезапно у всех оказались противоположные интересы?

— Опыт показывает, что такого рода конфликты не возникают в одночасье и на пустом месте — стороны давно к нему шли. Действия Сечина и Новака просто обрушили баланс, который к тому моменту и так был уже довольно хлипким. Но это не означает, что конфликта нельзя было избежать: те, кто такое утверждают, врут и себе, и народу, и президенту.

«СП»: — Кстати о Middle East Eye. Можно ли им вообще доверять? Есть ли у британского издания интерес во всей этой истории? Какой?

— Я уже говорил, что статья в Middle East Eye «желтая» — она пока не основана ни на каких доказательствах, только на собственных домыслах. Логично потребовать от газеты раскрытия источников — только так можно убедиться в подлинности высказываний авторов статьи. Но газета на это никогда не пойдет. Или — пойдет, но чуть позже, если это ловушка, капкан для определенных людей; если статья в Middle East Eye — это информационный «вброс», указывающий на начало серьезной информационной операции, за которой могут стоять только иностранные спецслужбы (и, скорее всего, не только саудовские).

«СП»: — Насколько теоретически конфликт России и КСА может быть главным катализатором нефтяного кризиса? Вот так вот две страны решают судьбу всей отрасли. От которой зависит вся мировая экономика?

— Катализатором — да, несомненно, на все сто процентов. именно действия этих двух сторон обрушили рынок. Эти действия стали «триггером», «спусковым крючком» кризиса, но не его причиной, его породившей. Истинные причины нынешнего нефтяного кризиса лежат намного глубже — пусть о них расскажут профессиональные экономисты.

«СП»: — Сделка в итоге не особо помогла, нефть продолжает падать. Что-то еще можно сделать, или это уже неконтролируемый процесс?

— Процесс, на самом деле, очень даже контролируемый. Только все рычаги контроля за этим процессом — в руках у Саудовской Аравии. Наши же ребята, так гордо смотревшиеся на этапе его начала (на этапе «хлопанья дверьми»), выглядят сегодня как провинившиеся школьники, которых образцово-показательно выпороли (вся их невербалика — мимика, жесты, сбивчивая, почти заикающаяся речь, испуганный вид — говорит сама за себя, как рентген, выдавая их «с головой»). По ним видно, что лично они в этом кризисе уже ничем не управляют. Хотя могли бы.

Можно ли что-то сделать в данной ситуации? Можно. Провести кадровые перестановки. Убрать от руля проштрафившихся школьников и поставить на их место компетентных людей. Потому что с этими ребятами, действовавшими по принципу «назло маме отморожу уши», дела уже не сделать. С ними (несмотря на все их оправдания) все будет также, как сейчас, только намного хуже.

Новости России: Песков об обвале цен на нефть: сейчас нужно просто подождать

Источник: svpressa.ru