В Киеве опасаются сепаратной сделки Запада и России по Донбассу

На фото: глава МИД Украины Павел Климкин (Фото:
ZumaTAСС)

«Коллективный Запад» может заключить сделку с Россией после окончания пандемии коронавируса, считает бывший глава МИД Украины Павел Климкин. В качестве одной из сторон этой сделки должны выступать страны «большой семерки». Ее суть будет заключаться в уходе России из Донбасса в ответ на снятие части санкций. Причем, это может быть как последовательный процесс, так и пакет мер.

Климкин также высказал мнение, что в период кризиса украинцам важно сохранить свое единство, чтобы Россия не использовала эпидемию для федерализации страны и пересмотра границ.

Напомним, что в последнее время в Европе участились разговоры о «непродуктивности» санкций против России. В частности, канцлер ФРГ Ангела Меркель назвала их неприятными, призвав решать, главным образом, политические вопросы. Не очень понятно, что она имела в виду? Может, то, что Россия с чего-то вдруг добровольно сдаст Киеву Донбасс и Крым?

Бывший же канцлер Герхард Шредер и вовсе назвал санкции против Москвы бессмысленными. И предложил отменить их, так как ни один российский президент никогда не вернет Крым Украине.

Так о чем говорит Климкин? И вообще: что может быть известно о планах Запада на сей счет бывшему украинскому министру? От имени кого вообще он говорит?

— Хотя не так давно Климкин отрицал свою близость к команде Порошенко, он является частью «партии войны». И, естественно, близок к прежней группе «кураторов Украины», которая сформировалась в Госдепе, — напоминает председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины Лариса Шеслер. — Его заявление говорит о том, что к реваншу рвется проигравшая партия, которая увидела в нынешней, резко развернувшейся ситуации, шанс на изменение вектора политики Украины.

Все дело в том, что позиции Трампа поколеблены нынешним глобальным кризисом. И «ястребы» из Демократической партии США опасаются, что ему будет не до Украины в ближайшее время. Именно поэтому Климкину поручено озвучить ближайшие планы на новую волну давления на Россию.

«СП»: — Что значит уход России с Донбасса, и что такое снятие части санкций? Почему ничего подобного не предлагалось раньше?

— Очередные «хотелки» американских марионеток на Украине могли бы выглядеть нелепыми и абсурдными, если бы за ними не стояли серьезные силы в Госдепе. Они надеются, что удар кризиса по экономике и социальной ситуации в России окажется настолько силен, что Москва будет просто вынуждена уступить нарастающему давлению.

Я бы не сказала, что подобное звучит впервые. Разные проекты по снятию санкций с России в обмен на «уход ее из Донбасса и Крыма» звучат с 2014 года. Но после 2016 года стало ясно, что санкционный и политический удар оказался недостаточно эффективным. Россия, пусть и с экономическими потерями, но все же выстояла.

Новая волна небывалого кризиса породила на Западе новые надежды, что Россию удастся «додавить».

«СП»: — На какие компромиссы в реальности могли бы пойти Запад и Россия?

— Западу не нужны компромиссы. Ему нужна безоговорочная капитуляция России. Пусть и прикрытая пафосными речами о необходимости установить мир в Донбассе.

На мой взгляд, такой «компромисс» невозможен. Потому что потеря Крыма и Донбасса нанесет непоправимый ущерб устойчивости российской власти. А других условий «компромисса» России никто не предлагает.

«СП»: — Насколько, по-вашему, пандемия сможет сдвинуть процесс «украинского урегулирования» с мертвой точки?

— На мой взгляд, российско-украинские отношения в глухом тупике. Из этого тупика их не выведет ни пандемия, ни тяжелейший экономический кризис. Единственным выходом является полная смена вектора украинской политики. Но на это надеяться не приходится.

«СП»: — Недавнее назначение послом Соединенных Штатов на Украину Дейтона, которого считают человеком демократов, что-то изменит? Как будет в дальнейшем использоваться украинская карта в российско-американских отношениях?

— Назначения Дейтона, которого лоббировали демократы, является еще одним свидетельством трудного положения, в котором оказался Трамп. Это свидетельство, что ему не удается одолеть Госдеп, ставленники которого на Украине всегда были врагами Трампа.

Единственное, что отличает этого ставленника демократической партии, это то, что, по всей вероятности, он не является прямой марионеткой Сороса. Поскольку связан с Пентагоном, а не с финансовыми кругами. Однако главной задачей Дейтона остается не допустить малейших подвижек в улучшении украинско-российских отношений. Поэтому в ближайшее время можно ожидать только обострения ситуации в Донбассе. И очередных русофобских эскапад украинских дипломатов в ООН и на других международных площадках.

— Для начала: мы обсуждаем слова человека, некогда возглавлявшего МИД государства, подписавшего (после долгих уговоров президента Путина) Минские соглашения-2, —отмечает директор Центра общественного и информационного сотрудничества «Европа» Эдуард Попов. — И государство Украина ни одного пункта этих соглашений не выполнила. Теперь нам подсовывают новые «соглашения»? Пусть Украина выполнит то, что обязалась выполнить 15 февраля 2015 года в Минске.

Теперь — непосредственно по тексту. Из прочтенного ничего иного, кроме «хотелок» Климкина, я не увидел. Вероятно, это досужие фантазии украинского экс-министра иностранных дел. Нет ни ссылок на какие-то решения, ни даже на слухи «в кулуарах». Фантазировать же никому не возбраняется.

«СП»: — Насколько такая «сделка» теоретически могла бы быть предложена Западом? И можно ли тогда говорить об интересах «коллективного Запада»? Совпадают ли тут интересы США и Европы, например?

— Теоретически России могут предложить нечто подобное. Пообещать снятие санкций. Точнее, части санкций. Взамен потребовав от нас реальных уступок.

Россия научена горьким опытом обмана со стороны Запада. И не только в пресловутом «нерасширении» НАТО на Восток. Есть и более свежие примеры обмана. С той же Украиной в 2014 году.

В Москве, наконец, осознали контрпродуктивность закулисных договоров с Западом. Но «коллективный Запад», как отмечено в вашем вопросе, не един. Есть интересы Европы, которая тоже разная. Есть интересы США.

Однако весь Запад объединяет общая мировоззренческая черта — эгоизм и «западоцентризм». И Россия продолжает оставаться одной из главных жертв этого комплекса Фауста. Посему я не стал бы обольщаться возможностью союза с одной частью Запада против другой.

По большому счету, Европе Россия нужна сильнее, чем нам Европа. Как и во времена Петра Великого, от Европы нам нужны только технологии. Но их можно брать и в других частях света.

Пока еще Европа — наш важнейший торговый партнер, основной импортер наших энергоресурсов. Все это — следствие нашего сохраняющегося отставания в промышленной сфере. Государство много сил вкладывает в развитие ТЭК и маршрутов доставки энергоресурсов на Запад и на Восток. И гораздо меньше — в восстановление собственной промышленности. Но когда эта затянувшаяся реиндустриализация начнется, соотношение сил между нами и Европой будет изменяться в нашу пользу.

«СП»: — Какие тут могут быть компромиссы? С нас реально могут снять санкции?

— Климкин может обещать все что угодно. Он и раньше, в бытность министром Украины, мог говорить что угодно — решения принимали другие люди. И вовсе не в Киеве.

Если хозяева Климкина, Порошенко, Зеленского хотят озвучить какие-то конкретные предложения по «сделке» — пусть говорят они, а не их украинские холопы. России же не следует вестись на эту ловушку. Это сделка с дьяволом, а не договор с джентльменом. Нет такой цены, которую может предложить Запад, ради которой мы пожертвуем миллионами русских людей в Донбассе.

«СП»: — А как же Крым? Ведь санкции начались с Крыма

— Гипотетически представим себе такую ситуацию: фантазии Климкина реализовались, в Москве заинтересовались перспективами сделки и оставили Донбасс наедине с нацистскими формированиями и властями Украины. На следующий же день Запад предъявляет России дополнительный список претензий, требуя от нас новых уступок. По тому же Крыму. И не выполняет ни одного пункта из собственной повестки дня.

Даже отдав украинцам Крым (допустим таковую возможность чисто гипотетически!) мы не удовлетворим аппетитов «больного человека Европы» (это я об Украине) и претензий Запада. От нас будут требовать новых и новых уступок. И даже элементарной благодарности мы не услышим.

«СП»: — Насколько, по-вашему, пандемия может изменить систему координат и в какую сторону?

— Даже если бы Россия спасла от последствий коронавируса всю Европу и США в придачу — мы не заслужили бы благодарности Запада. Это показал пример Италии. Там рядовые люди благодарны России, а практически весь политический класс и масс-медиа — проклинают нас.

То же самое и на Украине. Сейчас украинцы говорят, будто Россия никогда не окажет Украине помощь. А когда Россия таковую все же где-то предлагает — с негодованием отказываются от нее.

Это — что касается сферы межгосударственных отношений. Другой вопрос — влияние пандемии на украинскую экономику и социально-политическую ситуацию. Он более сложен. Многое зависит от того, как долго продлится пандемия? Каковы будут ее последствия для Украины?

Ранее я говорил, что не верю официальным данным статистики Украины о числе заболевших и умерших. Эти цифры в Киеве, это очевидно, занижены в разы.

Но даже если рост числа заболевших вдруг внезапно каким-то чудом остановится, последствия «коронакризиса» окажутся очень тяжелыми для Украины. В одночасье на Украину вернулись два миллиона «заробитчан». И подавляющее большинство из них не в состоянии ни вернуться в Европу на заработки, ни устроиться на нормальную работу у себя дома. Здесь заканчивается медицинская часть вопроса и начинается политическая.

Источник: svpressa.ru